К вопросу об отражении роли человека в казахстанском неигровом кино о природе.
   Беркова Н.Н.
Доцент кафедры истории и теории кино
КазНАИ им.Т.Жургенова

К вопросу об отражении роли человека
в казахстанском неигровом кино о природе.

   Кино о природе в СССР начали снимать в 30-е годы на студии «Союзтехфильм», переименованной в 1966 году в Центральную студию научно-популярных фильмов (ЦСДФ). В 50-е годы такое кино занимает значительное место среди продукции студии и выходит из тени учебного. На ЦСДФ работают выдающиеся советские кинорежиссеры А. Згуриди, Б. Долин, А. Бабаян и другие.
Система всеобщего образования постоянно искала эффективные формы, и научно-популярное (и учебное) кино представляло одну из таких форм. Оно выполняло данные еще в годы становления советской власти директивы – просвещать массы, обучать, пропагандировать новые идеи и знания. В этом наказе-руководстве к действию в формах творческого метода социалистического реализма с его жизнеутверждающим характером, историческим оптимизмом, нацеленным на раскрытие созидательного потенциала человека, осмыслением глобальных исторических закономерностей, критическим отношением к действительности, в целом способствующего ее обновлению и преобразованию в духе гуманистических идеалов, было немало положительного. Фильмы о природе заказывали как республиканские ведомства: Министерство просвещения КазССР, так и общесоюзные: Государственный комитет по телевидению и радиовещанию СССР, Центральное телевидение СССР. Режиссеры, специализировавшиеся на природоохранной тематике, обеспечивались средствами, техникой, аппаратурой для работы.
Одним из первых начал деятельность в этом направлении режиссер-новатор Александр Згуриди (1906-1998). Где только не приходилось бывать отважному кинематографисту: «В песках Средней Азии» (1943), «Во льдах океана» (1953), «В Тихом океане» (1957)! Згуриди стоял у истоков телепередачи в «Мире животных», созданной на Центральном телевидении в 1968 году. Регулярно выходившая в эфир программа нуждалась в свежих материалах, съемках новых сюжетов.
Начиная с 60-х годов, научно-популярное кино обретает свое место в планах «Казахфильма».
В 1960 году Союз кинематографистов Казахстана посылает опытного документалиста Алексея Кулакова в Москву на семинар режиссеров научно-популярного кино. В 1964 году мастерскую А.Згуриди во ВГИКе заканчивают Мира Олькина (род. 1931), Юрий Пискунов (1937-1988), в 1975 ту же мастерскую – Эльза Дильмухамедова (род. 1944) /2, с.121-122, с.154, с.75-76./
В истории «Казахфильма» открывается новая страница. Ее писали, в первую очередь, кинематографисты, прошедшие специальную подготовку, и те, кто не специализировался на создании фильмов о природе (документалисты Г.Новожилов, О.Абишев, М.Васильев, М.Додонов и др.) и, наконец, Вячеслав Белялов и Лариса Мухамедгалиева, избравшие съемку природы главным делом жизни.
За тридцать лет до распада сложившейся системы кинопроизводства на республиканской студии было создано около 80 фильмов о природе. Только фильмография режиссера и оператора-натуралиста В.А.Белялова насчитывает более 40 фильмов!
Очевидно, что это были неравноценные работы, несущие на себе отпечаток социального времени с характерным пафосом веры в светлое будущее, научного и художественного творчества во имя этого будущего. Фильмы создавались в тесном контакте с учеными-зоологами и представителями природоохранных организаций: лесниками, егерями, охотоведами.
«Мы не должны останавливать победного шествия культуры, не можем останавливать освоения новых земель... Но мы должны охранять наши производительные силы, естественные ресурсы от нерационального их использования, от истребления... Это дело большой, очень большой государственной важности», – заявляли ученые /11, с.31/.
Антропоцентризм, как основа социальной модели взаимодействия общества и природы, характеризует многие ленты этого периода. Мичуринская доктрина – «мы не можем ждать милости от природы» – в действии. Природа на службе человека, он имеет право и волен управлять природой, воздействовать на ее процессы, организовывать природоохранные мероприятия. Крупный ученый республики зоолог И.А. Долгушин считал, что преобразующая деятельность должна проводиться с большой осторожностью, на базе глубокого всестороннего изучения.
Фильм «Тропой зоологов» (1965) М.Олькиной посвящен работе специалистов по восстановлению отдельных исчезающих видов животных (куланов, сайгаков) в заповеднике Барса-Кельмеc и опыту расселения ценных видов (пушных зверьков – соболя, американской норки, ондатры) в районе Алтая и пойме реки Или. Консультант – доктор биологических наук А.А. Слудский, немало лет отдавший изучению и рациональному использованию промысловых млекопитающих Казахстана, акклиматизации ондатры в республике, исследованиям биологии сайгака, джейрана, кабана.
Сокращается численность промысловых животных, добываемых в процессе охотничьего и рыболовного промыслов, а также спортивной охоты. Звери и птицы – поставщики пушнины, пуха, мяса, яиц и других продуктов. Необходимо «восстановить и приумножить былое охотничье богатство. Населить леса и реки, степи и пустыни ценными промысловыми животными – такая задача была поставлена перед зоологами республики» /5, c.2-3/. Закадровому тексту ленты «Тропы зоологов» вторит комментарий к «Золотому бору» (1969) режиссера-оператора А.Кулакова: «Коллектив Золотоборского лесоохотничьего хозяйства бережно охраняет замечательную природу и активно вмешивается в ее жизнь» /6, с.12/. На специально выделенных под охрану и разведение промысловых животных охотничьих хозяйствах человек регулирует численность животных.
Звучит выстрел! Много забот у егерей: отстреливают вредных животных – волков. Вот из логова извлекают волчат… Теперь заметно выросло количество косуль и зайцев.
Человек запечатлен деятельным: он заготавливает корма для животных, раскладывает в кормушки, участвует в мероприятиях по переселению видов из одной местности в другую. В закадровом комментарии, подготовленном автором сценария (в некоторых случаях при участии или с консультативной помощью ученых) говорится о вкладе людей разных профессий в защиту природы и праве руководить и управлять ее процессами. При этом люди, работающие на благо природы – немы, лишены возможности говорить от собственного имени. Природе изредка предоставляется возможность прозвучать голосами птиц, шумом речки, звоном ручья.
Кино 60-х создано по схеме кадр-факт, изображение-текст, текст-изображение, такая подача материала становится традицией.
Из года в год А. Кулаков фиксирует на пленку данные, факты из природопреобразующей деятельности человека. В «Краю голубых озер» (1973) за кадром отчет: «Все богаче и разнообразнее животный мир Золотоборского охотхозяйства. С Алтая завезены маралы и медведи. Из Киргизии – архары, Из Азов-Сивашского заповедника асканийские олени. Завозят косуль. А эти косули из Золотоборска отправятся в Завидовское лесоохотничье хозяйство в Московской области…»/7, c.34, 1,c.210/.
Модель научно-популярного фильма о природе включает комментарий, подобный лекции, с немалым количеством цифр и фактов. Компилятивная музыкальная фонограмма из популярных современных и классических произведений звучит негромко записанным фоном и не притягивает внимания. Изображение короткими кадрами иллюстрирует текст, читаемый ровным с приглушенным пафосом голосом.
Музыка как служебный фон и интонация дикторского баритона микшируют эмоциональные акценты в восприятии изображения. Природа – объект вовне, с природой работают и главное в фильме деятельность человека, воздействующего на природу. Режиссура, монтаж сосредотачивают внимание на идеях ученых, планах государства, их реализации специалистами. Едва ли не каждый фильм заканчивается призывом охранять, беречь природу: «Изучайте, ребята, природу родного края. Вносите посильный вклад в дело сохранения ее богатств!» /9, с.31/. Это строки из учебного фильма «Животный мир Казахстана» (1973, реж. А.Кулаков), снятого по заказу Министерства просвещения КазССР. Создатели фильма «Люби и охраняй край родной» заверяют зрителя: «Мы можем быть спокойными за будущее наших лесов и полей» (1976) /8, c.49/.
И в подтверждение этих слов – кого только не увидишь на кране! Тут и тетерев, и лоси, косули, зайц-беляк, телеутка, дятлы, орлы, ястребы, тушканчик, лебеди, волк, серый гусь и даже фламинго, даже снежный барс! Внимание уделено промысловым и непромысловым животным (не приносящим пользу…), обитающим на территории республики. И если не удалось снять животное, но оно существует в природе и названо в закадровом комментарии, демонстрируют чучело. Охватить климатические зоны, снять адресные общие и дальние планы – естественную природу самые разнообразные ландшафты – тугаи, водоемы, горы, степи, окультуренные зоны – сады, поля, и животных можно было, только опираясь на опыт группы операторов /4, с. 81/.
Насыщенность информации в тексте за кадром: в двадцать минут экранного времени уместить данные о десятках животных! Ученые как регистраторы, оператор как регистратор. Исключено чувственное отношение к животным, они объекты из списка щедрот, которыми одарила человека природа. Обзорный фильм-лекция, фильм-урок о богатстве и разнообразии растительного и животного мира разных зон Казахстана, – одна из тех лент, что обозначат границу между тем научно-популярным кино, что снималось прежде и новыми подходами, новой эстетикой.
Пример фильма «Животный мир Казахстана», включение кадров, снятых оператором Беляловым, побудили его сосредоточить внимание на съемках отдельного вида, наблюдать экологическую нишу животного — место, занимаемое в сообществе. Радикальным выходом из ситуации, обнаружившей кризисные тенденции, становится фильм «Беркуты» (1975), в котором отсутствие закадрового текста принципиально. К новой эстетике Белялова вела человеческая, гражданская позиция и художественная логика всего творческого пути. Отважно снявший охоту на снежного барса, отлов зверя для фильма «Тигр снегов» (1970), документалист Белялов от года к году накапливал опыт. Кадры с барсом и тау-теке в фильме «Животный мир Казахстана» – его работа, его «почерк».
…Он снимает в течение трех летних месяцев жизнь пары беркутов, появление птенца, его взросление и первый полет. Монтируется двухчастевый фильм без комментария. Отсутствие дикторского текста предоставляло свободу интерпретации зрительского восприятия, увеличивало смысловую и эмоциональную нагрузку на изображение. Музыкальные темы: лейтмотивы высокого и свободного полета, нервного напряжения перипетий охоты хищной птицы на мелкого зверька, опасности, грозящей жертве мощной птицы, – специально написанная для фильма композитором Эдуардом Богушевским музыка рождала волнующие образы. Фонограмма с имитацией звуков, искусственно воссозданных шумов, аутентичной записью клекота орла, пения птах-соседок работала на создание звукозрительного образа природной среды. Это было внове и открывало чарующие перспективы в кино о природе.
Сигналом тревоги станет выход в начале 70-х Красной книги СССР и как колокол прозвучит публикация двух томов Красной книги республики (1978, 1982) о невосполнимых потерях в животном мире. Научный список как руководство к действию! Принятые мировым сообществом важнейшие документы Всемирной стратегии охраны природы (1980) также способствовали изменению отношения к природе, признанию ее высочайшей ценности для человека.
В словаре кинематографистов появилась терминология из классификации видов животных, нуждающихся в охране и восстановительных мероприятиях: исчезающие виды, редкие, эндемики.
Менялась научная парадигма, обозначилось ее влияние на общественное мнение, начала меняться и киноэстетика. Новая поэтика, более документально-репортажная, нежели научно-популярная, отразит актуальность иного взгляда на природу: она не только объект изучения, промысла, но эстетическая и духовная ценность, которой грозит гибель.
Режиссер теперь действует, если не как инициатор, то как участник экспедиций, так что его можно увидеть рядом с зоологами («Это сайгаки» /1974/ М.Олькиной, «На острове Барса-Кельмес» /1978/, «Острова белых птиц» /1979/, «В дельте Или» /1983/, Э.Дильмухамедовой). Выступая в качестве автора, режиссер рассказывает за кадром о поисках животного, мероприятиях, проводимых учеными для учета животных. Спустя восемнадцать лет в этих же местах, где группа Олькиной снимала «Тропой зоологов», побывав в дельте Или с новым отрядом исследователей, Дильмухамедова констатирует: «Исчезает ондатра из этих мест…». Пробивается голос кинематографиста-природоохранника, радетеля природы.
На поиски редких животных отправлялась съемочная группа вместе с учеными в расчете, что за время экспедиции им удастся снять редкое животное. Подобное рвение, активность не всегда увенчивались успехом. Необходимо было не только осознать глубину, сложность новых художественных решений, но и выработать иную методику съемки.
Новаторство Белялова заключалось в длительном кропотливом наблюдении за жизнью животных в долгих экспедициях. Режиссер с автором сценария считали своим профессиональным долгом советоваться с учеными, работниками природоохранных ведомств: где, когда, в какое время года снять редкое животное. Оператор снимает биологию вида, его экологическую нишу. Объектом съемки становились исчезающие, редкие, малочисленные виды. В центре рассказа – полные драматизма ситуации – «пора гона, свадеб» (Белялов), как борьба за продолжение рода у крупных копытных животных, появление потомства у птиц, млекопитающих, защита детенышей от врагов. Из фильма категорически исчез человек – природа представала вечной, где время существовало циклично: бушевали стихии, палило солнце, шел снег, увядали цветы, один сезон сменял другой.
Белялов с Л.Мухамедгалиевой ушли в своих фильмах от понятия «промысловые животные», от прагматического подхода к животному миру. Кинематографисты привносят личное начало в фильмы. Они не переводчики с научного языка на популярный, оставаясь за кадром, они переживают за своих героев, они свидетели эпизодов из их жизни …
В фильмах-«портретах» – «Дом для серпоклюва» (1980), «Каспия зимний мотив» (1984) «Красавчик-джек» (1988), трогательные серпоклювы, мать-тюлениха с бельком, ошалелый от брачной игры джек из семейства дроф – герои драматургически цельных сюжетов о жизни в прекрасном и яростном мире. Природа и ее представители превращались в субъект, оператор, наблюдая за животными, находится неподалеку от них.
Это была поэтика новой формы научно-популярного кино, которую можно назвать экологическим фильмом. Она пронизана светом личности человека за камерой, где симпатия оператора обращена к животному-персонажу. В основе такого произведения теперь не факт наличия определенного животного, но уникальный художественный образ, рождающийся в фильме не только потому, что заранее изучен объект съемки, но само пристальное неформальное наблюдение, замешанное на удивлении, позволяет увидеть то, чего не всегда описано в книгах, а значит результат съемка – открытие. Оператор снимает так, что «чувственные явления природы – солнце, небо, растения, животные, камни, реки» (Гегель) занимают полноправное место. На экране главенствует природа, она стала ближе еще и потому что зазвучала в полный голос. Щебетанье щурков, мерное ночное уханье совы-сплюшки, рычанье барса, клекот орла, плеск воды, топот копыт, шум разминаемых перед полетом крыльев. Создание звукового образа окружающей среды – заслуга звукооператора.
Художественная особенность экологического кино – привнесение в животный мир человеческих черт, как нахождение и отражение их, – отсюда и эмоциональная реакция на происходящее в кадре.
В основе кино Белялова теперь не столько антропоцентрическая, а скорее биоцентристская модель строения мира, где человек – звено в цепи под названием жизнь. С большим почтением о вкладе нашего соотечественника в кинематограф о природе, о его праве снимать природу без человека писал талантливый эстонский режиссер-натуралист, единомышленник Белялова, Рэйн Маран и цитировал его выступление на теоретической конференции в 1983 году в Таллиннском доме кино. «Когда-то мы все снимали «нормальные» фильмы, – сказал тогда В.Белялов. – Теперь же в последних моих 12 фильмах человека нет ни в одном кадре. Выбирать сюжеты вынуждает нас реальность – не только полезные ископаемые, но и животный мир катастрофически сокращается…»/10, с.78./
Большинство режиссеров, снимавших кино о природе в 60-70-е, держались сугубо научного комментария. Белялов начал снимать кино, посвященное самой природе, исключив из повествования человека-участника, предоставив возможность увидеть мир природы его (создателя фильма) глазами. Вместе с драматургом они привнесли в свои работы трепетный лиризм, искренность личностного начала, связанного с ответственностью за природу, животный мир.
Кинематограф Белялова и Мухамедгалиевой составил целую эпоху в истории «Казахфильма». И в нелегкие 90-е – опыт, знания режиссера и оператора оказались востребованными западным заказчиком. Возникли предпосылки, что казахстанское кино о природе станет частью мирового кинопроцесса, вольется в тот поток, который представлен особенно ярко во французском кино: «Микрокосмос» (реж. К.Нуридсани и М.Перрену), «Птицы» (реж.Ж.Перрен, Ж.Клузо), «Марш императорских пингвинов» (реж.Л.Жак)…
Но изменилась экономическая ситуация, сменились приоритеты в планах студии, сильно поколеблена система ценностей и экологические фильмы – большая редкость на казахстанском экране…
   Литература1. Грачев Ю.А. Национальный парк «Боровое»/Заповедники и национальные парки Казахстана. Под ред. А.А.Иващенко. Алматы. 2006. О ситуации на территории бывшего хозяйства, реорганизованного в 2000 году в Национальный парк «Боровое»: из копытных обитают сибирская косуля, кабан, лось. В 60-х годах прошлого столетия предпринята попытка реакклиматизировать обитавшего здесь ранее марала. Однако в дальнейшем в эти же леса были завезены гибридные асканийские олени, которые размножились и населяют Боровский лесной массив. Попытка реакклиматизировать здесь бурого медведя, ранее населявшего эти леса, успехом не увенчалась. Хотя ранее завезенные медведи и дали потомство, все же им не удалось выжить в густонаселенном районе и звери постепенно исчезли.
2. Кино Казахстана. Кто есть кто / Сост. Т.Смайлова. Алматы, 2003.
3. Кино Казахстана. Киносправочник/ Сост. Т.Смайлова. Алматы, 2000.
4. Из фильмографической справки: «Животный мир Казахстана». Автор сценария И.Смирнов. Режиссер-оператор А.Кулаков. Операторы В.Белялов, Е. Беспрозванных, В.Осенников Кино Казахстана. Киносправочник/ Сост. Т.Смайлова. Алматы, 2000.
5.Монтажные листы к фильму «Тропой зоологов» (1965). Центральный государственный архив кинофотодокументов и звукозаписей Республики Казахстан (далее ЦГАКФДЗ РК), № 1654.
6.Монтажные листы к фильму «Золотой бор» (1969), ЦАКФДЗ РК, № 2075.
7. Монтажные листы к фильму «Край голубых озер» (1973) ЦАКФДЗ РК, № 3145.
8. Монтажные листы к фильму «Люби и охраняй край родной» (1976). ЦАКФДЗ РК, № 3611.
9. Монтажные листы к фильму «Животный мир Казахстана» (1973), ЦАКФДЗ РК, № 3209.
10. Нужны ли дали голубые? Воспоминания о В.Белялове О.Белялова, Р.Марана, Б.Студеника, Ю.Голодова, Н.Берковой и др. // Журнал «Ветер странствий», №1 (26) , 2011.
11. К. Рустамов //Экология, 1979, № 3. С. 102-103. Цит. по Орнитологи Средней Азии и Казахстана. Сост. А.Ф.Ковшарь. Алматы. 2003.